Новая Калитва

История | Миронова Гора | Покровский храм | В годы войны | Фотогалерея | Форум | Ссылки

1874 ГОД. СЛОБОДА НОВАЯ КАЛИТВА

Заметка, сделанная на полях одной из древних богослужебных книг Троицкой церкви относит первоначальное заселение слободы Новой Калитвы к 1748 году. Нужно предполагать, что заселение это совершалось не без влияния правительства, притом дружною и густою массою, так что через краткий, семилетний промежуток времени находим у поселенцев уже церковь (деревянную) во имя святого Николая-чудотворца, построенную в 1755 году. Переселенцы принадлежали к числу украинских малороссов, наплывом коих в наши южныя уезды так богата история Воронежской губернии во вторую половину XVIII века. Под названием "войсковых" они числились до 1842 года, а с онаго именуются государственными крестьянами.

Новая Калитва находится в 200 верстах от губернского города Воронежа, а от своего уездного – Острогожска в 110, при впадении реки Черной Калитвы в Дон, который течением с северо-востока на юго-восток образует правильную дугу, упирающуюся своим острым концом в самую слободу; происходящий от того глубокий залив сжат двумя высокими скалистыми горами: Лысой, названной так по внешнему своему виду, лишенному всякой растительности, и Мироновой, о коей изустное предание гласит, что она была покрыта некогда дремучим лесом, наполненным всякого рода дикими животными; на той же горе поселился разбойник, по имени Мирон, непостоянное ремесло коего принуждало иногда прибегать к охоте; в один из таких охотничьих поисков он живой растерзан был дикими свиньями. По имени сегото разбойника и гора прозывается мироновой. Пространство между этими двумя горами, или ширина залива равняется 840 саженям.

Река Черная Калитва, имея своим истоком небольшой горный ручеек в 5 верстах от слободы Нагольной Бирюченского уезда, протекает более 150 верст, всюду по местности, занятой малорусским племенем; она не ближе 1854 года соединилась с рекой Доном, уничтожив песчаный перешеек, их разделявший, а до того имела свое отдельное русло (вероятно, это – сказание малороссов, сбивчиво переданное автору). По имени сей реки и слобода получила свое наименование, а новою зовется в отличие от Старой Калитвы (бывший город в семи верстах от Новой); та слобода, вероятно, древнее нашей.

В окрестностях слободы Новой Калитвы, в трех верстах от нее, особенное внимание обращает на себя пещерная церковь, ископанная одним крестьянином села Гороховки, ушедшим после того на поселение – в Амурскую область. Убежденный в том, что необычные, тайные подвиги наиболее угодны и приятны Богу, он начал трудиться в бесцельном и никому не нужном копании пещеры в одной меловой горе, над рекой Доном. Слух об его предприятии расшевелил религиозное уважение народа к пещерам; целые толпы, преимущественно молодежи обоего пола, потянулись к пещернику, под предлогом копания.

Некий Заря, пользуясь сим настроением, объявил сбор на устройство церкви в пещере; часть приношений пошла на покупку икон и на устройство престола для будущей церкви, а остальные поступили в карман строителя. Понятно, домашние и полевые (это было в летнее время, когда, по народному выражению, "день кормит год") работы остановились. Само собою, что молодые люди, целый день находясь вместе, при вольном обращении у малороссов, не всегда помнили границы, а устраиваемые тут же под горою вечерницы с танцами, вином (и известными последствиями) дополняли картину, о которой старики и теперь, через 12 лет, не любят вспоминать...

Но, как бы то ни было, а уже в том же году новокалитвянцы подавали прошение об обращении отстроенной пещеры в церковь; вследствие сего губернское начальство прислало архитектора для освидетельствования пещеры: годна ли она для того назначения, какое хотели дать ей жители? Архитектор нашел, что купол предполагаемой церкви слишком высоко поднят и угрожает падением.

Таким образом, надежды жителей Новой Калитвы не исполнились; пещера же и теперь существует, как и прежде: с иконами и полуразрушенным престолом, но уже ревность к копанию исчезла, и только любопытство побуждает некоторых собираться сюда в свободное время и осматривать плоды своих прежних (не по разуму) трудов.

Кроме сей пещеры, окрестности Новой Калитвы не представляют ничего достойного особого примечания.

Мы уже упомянули о первой, по времени построения, Николаевской церкви; памятником ее существования следует считать придел Николаевский при настоящей Троицкой церкви и, кампличку (деревянную), служащую ограждением бывшего святого престола. В 1770 году прихожанами, на их собственные средства, вместо Николаевской – деревянной сооружена каменная одноэтажная церковь в честь Покрова Божьей Матери; от нее, кроме другого придела – Покровского в нынешней церкви сохранился еще оловянный святой потир, по-видимому, очень древнего происхождения. Других сведений о сих церквях более не имеется никаких. В 1816 году выстроена тщанием прихожан каменная церковь во имя святой Животворящей Троицы; особенное старание к ее построению имел прот. Д. Лебединский, прослуживший в священном сане 54 года; скончался он в 1831 году, 88 лет от роду. Портрет его, писанный масляными красками на наружной стене святого алтаря, служит лучшим памятником того уважения, какое доселе сохраняют к его трудам бывшие его пасомые. Вначале прихожане имели намерение сделать свою церковь двухэтажною, но скудные их средства не позволили осуществить это предположение и второй этаж остался неоконченным.

Форма Троицкой церкви крестовидная; будучи расположена на покатой к Дону (базарной) площади, она придает слободе Новая Калитва очень красивый и своеобразный вид, особенно с луговой стороны; это впечатление усиливается зеленью кустарников и деревьев, приятно оттеняющих строгую физиогномию церкви и каменной с железными решетками и воротами ограды, построенной в 1832 году.

В том же году выстроена каменная, довольно просторная церковная караулка; из двух комнат, в ней находившихся, одна бывает обращена в зимнюю пору в место, где совершается над младенцами святое крещение, потому что сама церковь не отапливается в течение всего года, а в другой помещаются церковные сторожа.

Из утвари церковной особенного внимания заслуживают по ценности своей восемь сребро-позлащенных святых евангелий, большею частью древней печати; одно из них пожертвовано в Троицкую церковь высокопр. Леонтием, архиепископом Каменец-Подольским, уроженцем слободы Новой Калитвы, – по уважению к месту своего рождения и первоначального воспитания.

Три сребро-позлащенных ковчега, несколько таковых же святых потиров, дискосов, лжиц и напрестольных крестов, осыпанных драгоценными камнями, также много другой золотой и серебряной утвари показывают, что Троицкая церковь принадлежит к числу очень достаточных. Она владеет также недвижимым имуществом – каменною лавкою, за наем которой получается 25 рублей. Из предметов, имеющих религиозно-нравственное значение, можно указать на икону святого великомученика Пантелеимона, писанную на кипарисной доске; эта икона принесена со святой Афонской горы острогожским мещанином Александром Семеновым и пожертвована им в нашу Троицкую церковь в 1872 году. К сей иконе часто прибегают жители в нуждах своих с молением, и целебник Пантелеимон всем, с верою к нему притекающим, неослабно подает различную помощь и исцеление в болезни, но в какое именно время и над какими лицами совершились эти исцеления, нельзя сказать положительно, потому что летописи при церкви не существует.

В 1870 году июля 10, через посредство того же мещанина Семенова, получены из русского (на Афоне) Пантелеимонова монастыря от архимандрита Герасима и русского духовного иеросх. Иеронима с братиею – мощи святых преподобных мучеников: Евфимия, Игнатия и Акакия, которым торжественно отправляются молебствия 21 марта и 1 мая, в день памяти их. На это последнее устраивается на площади постный стол для угощения окрестных поселян и нищих, которых стекается к этому дню порядочное количество. На подлинность сих мощей имеется свидетельство, которое сохраняется в подлиннике за №281-м.

Церковная библиотека, имеющая до 200 книг, преимущественно догматического и церковно-исторического содержания, получала прежде следующие повременные издания: "Странник", "Церковную Летопись" и "Духовную Беседу", – а теперь выписывает: "Воронежские Епархиальные Ведомости", "Подольские Епархиальные Ведомости", "Церковный Общественный Вестник" и "Мирское Слово".

Архив помещается близ западных церковных дверей, тот час по входе оными – на левой стороне; в нем сохраняются: опись имуществу церковному, составленная в 1803 году, метрические с 1780 года, исповедныя с 1816 года, также другие документы церковные, в переплетах, находятся в целости.

Материальное положение духовенства Троицкой церкви можно назвать в настоящее время совершенно обеспеченным; не таким оно было до 1836 года, когда оно пользовалось только 33 десятинами земли, на три полных штата. Правда, число прихожан в то время было гораздо значительнее и простиралось (в 1830 г.) до 2678 мужского и 2853 женского пола, но взамен того оно содержало богадельню, учрежденную в 1829 году на 10 человек приходских убогих и больных, преимущественно женского пола. Наконец, после многих хлопот и проволочек, духовенству отмежевана в 1836 году земля в количестве 129 десятин пахотной и 19 1/2 луговой – сенокосной; из них большая часть ежегодно отдается в арендное содержание: сенокосная на лугу до 10, а распашная от 2-5 рублей серебром за десятину.

Кроме кружечных доходов, а также изрядного вознаграждения за исправление треб – натурою, особенно пшеницею, которою преимущественно засеиваются поля в нашей местности, – духовенство получает процент с капитала в 1000 рублей серебром; половина этой суммы образовалась из процентов на 500 рублей серебром, положенных в 1850 году священником Я. Морозовым в приказ Воронежского общественного призрения.

Согласно установившемуся издавна обычаю наши духовные пользуются небольшими участками отводимого им общественного леса: священнику на 4 души, диакону на 2 и причетникам по одной на каждого, – сообразно дележу жителей. Эти ежегодные наделы служат духовенству большим подспорьем, особенно в зимнее время, когда сами жители с трудом отапливаются соломою, кизяками, а изредка валежником из общественного леса; впрочем, последний способ отапливанья не всегда благополучно сходит с рук и часто оканчивается могарычами лесной страже.

По официальным сведениям нашего Волостного правления (за 1873 год), в слободе Новой Калитве находится 1890 жителей мужского пола и 1869 – женского в 643 домах. Большую часть оных составляют малороссы и ничтожный процент, не более 20 семейств великороссы Орловской губернии, бывших помещичьих; последние, будучи наделены от своего владельца землею очень скудно – по 1 десятине на душу, изъявили желание выселиться куда-либо, чему владелец со своей стороны не препятствовал, напротив, всячески тому способствовал и даже оказал выселившимся значительную денежную помощь, – по той простой причине, что они, помня его крутое обращение с ними и, обиженные малым наделом, несколько раз пытались, по их собственному сознанию, сжечь дом и другое имение своего недруга.

Из сего краткого очерка видно, что не много слобода наша приобрела в нравственном отношении с переселением сюда (в 1871 году) этих незваных гостей. В течение этого недолгого времени на них успело сказаться влияние окружающей их жизни: старики еще крепко держатся за свой говор и одежду, которые особенно резко выдаются среди этой массы малороссов, но молодое поколение почти совершенно утратило свои типические особенности; только безобразный жаргон – смесь обоих наречий, каким они выражаются, – обличает подлинную их народность.

Имеются также в Новой Калитве представители цыганского племени, – этой неизбежной язвы почти каждого малороссийского поселения; они очень усердно поддерживают славу своих предков-конокрадов.

Хлебопашество составляет преимущественное занятие наших жителей; а как здесь очень много степей и лугов, то и скотоводство находится в развитом состоянии, – следовательно и земля удабривается удовлетворительно. Вот почему неурожаи здесь весьма редки. Сеют пшеницу, лен, ячмень и овес – но больше всего пшеницу; в последнее время стала входить в употребление рожь, за немногими исключениями идущая на винокуренные заводы (4), которые вырабатывают ежегодно продукции на 200 тысяч рублей.

Сбыт своих произведений жители находят на базарах, а чаще всего в слободе Россоши, где занимаются обширными хлебными операциями, для отправки зерна по железной дороге. Обилием степных угодий, на которых большую часть года держится скотина, объясняется сильно распространенное между жителями чумачество; тою же причиною оправдывается обыкновение сбывать свой излишек сена по баснословно дешевым ценам (5 копеек пуд) на наши винокуренные заводы, где оно употребляется вместо соломы – на топливо.

Пчеловодство нельзя назвать обширным, хотя имеются все необходимые для успешного занятия им условия: луга, степи и прочее – потому что держат пчелиные заводы одни только зажиточные, притом занимаются этою отраслью сельского хозяйства не столько из выгоды, сколько для собственного потребления.

Не излишним считаю упомянуть, что ветряных мельниц, которыми изобилуют великорусские села, здесь очень мало и почти вся деятельность по помолу различного вида зернового хлеба сосредотачивается на мельницах водяных, которые имеют ту особенность, что, будучи утверждены на больших лодках, называемых "байдарками", могут быть переводимы с одного места реки на другое в течение всего заработного времени. Постройка такой мельницы стоит недорого – около 200 рублей серебром, а между тем она может обмолоть в сутки более 40 мешков. После сего не удивительно, что наши жители отдают предпочтение "байдаркам", которые, впрочем, известны только по Дону.

Лавок в слободе семь. Из них 2 железных, 4 бакалейных и 1 краснорядская; в последней, кроме того, производится значительная торговля книжным товаром издания Пантелеимонского (на Афоне) монастыря, которых особенно много распускается простым людом на наших ярмарках: 20 мая и 29 августа. Значение их можно выразить следующими цифрами, заимствованными из официальных источников за 1871 год: привезено на 66900 рублей серебром, продано на 20500 рублей серебром.

К сторонним промыслам жители мало имеют влечения: пользуясь семью десятинами на душу, они и дома находят себе довольно дела.

Школа наша открыта палатою в 1827 году, а в настоящее время состоит в ведении земства, которое назначает учителей и выдает им жалование. Помещение имеет школа в двух деревянных, на каменном фундаменте, домах, обнесенных каменною оградою; один из них под железною крышею, окрашенною зеленою краскою. Эти дома пожертвованы крестьянином нашей же слободы И.Д. Ивановым обществу, а последним обращены на школу и богадельню, которая занимает в меньшем доме три комнаты.

Учеников, обучающихся в школе, было в настоящем году 56; по невозможности совместить их в одной комнате они разделены не два отделения, которыми заведывают два наставника из окончивших курс семинарии, получающие по 180 рублей серебром жалованья.

Обучение начинается обыкновенно с 15 сентября, а оканчивается в первых числах июня.

В начале каждого учебного года выдается попечителю на учебные пособия по 40 рублей серебром, но эта сумма улетучивается на неизвестные потребности без следа, почему и самое обучение теряет от недостатка даже таких принадлежностей, как бумага, карандаши, чернила и тому подобное.

Школьная библиотека наполнена книгами и брошюрами нравственного содержания – признак, что школа находилась под влиянием лиц духовного звания, но по общеобразовательным предметам не имеет ни одного издания, к которому учитель мог бы обратиться за сведениями, полезными для его профессии и освежающими новыми познаниями его ум, которому так мало пищи дает деревенская глушь…

Наше волостное правление прежде (около 70 лет) находилось в Старой Калитве и помещалось в одном доме с тамошним правлением, но с 1861 года оно перенесло свою административную деятельность в самый центр волости – Новую Калитву, где помещается в довольно красивом деревянном доме среди слободы. В последнее время экономическая часть правления до того расстроилась, что обратила на себя внимание высшего начальства – губернатора, который предположил лично произвести 29 июня ревизию нашей волости, в ожидании чего особые выборные от общества должны были проверить волостную отчетность. Но вскоре за тем последовавшая кончина губернатора превратила грозную для чинов правления беду в мир и тишину, но, кажется, не надолго.

Ново-Калитвянскаго земскаго училища учитель Алексей ХРЕНОВСКИЙ.

Публикация Т. ЧАЛОЙ, студентки Воронежского госуниверситета.

"Россошь", 2001 год. №№48-50.

Источник: rossosh2.narod.ru